Главная » 2013 » Март » 15 » Старец Павел Таганрогский, Старец Федор Кузьмич. Кто ВЫ?
15:03
Старец Павел Таганрогский, Старец Федор Кузьмич. Кто ВЫ?

Старец Павел Таганрогский и старец Федор Кузьмич Томский

Кто вы?

ЧАСТЬ 1

Автор Возыка Андрей Анатольевич

            В очерке «Северный сфинкс, не разгаданный до гроба» мы с вами, уважаемые читатели, постарались по новому взглянуть на события, произошедшие в г. Таганроге в 1925г. И с  удивлением обнаружили, что старец Павел Таганрогский и Александр 1 – это один и тот же человек. Александр 1 не умер в Таганроге в 1825г., а удалился из города в Киево-Печерскую лавру. Пробыв там некоторое время, он вернулся в Таганрог под именем Павел Павлович Стожков, где и умер 23.03.1879 в возрасте 101 год.

            В житие блаженного старца Пала вставлены воспоминания Таганрогского мещанина- Степана Федоровича Иващенко :… Однажды когда мы со старцем были на базаре, он, указывая на Успенский собор, неожиданно спросил меня: «Шо, Степан, эта церква- собор?» - «Не знаю, батюшка, по моему собор.» - ответил я, удивившись его вопросу. Тогда старец прикровенно начал говорить мне: «Нет, Степан, собор… Киевской Лавры, в который со временем придут цари и князи и поклонятся ему».  Что разумел старец в этих словах, для меня осталось тайной…

            Стоит отметить, что для историков, имя старца Павла осталось незамеченным, хотя он вел довольно обширную подвижническую жизнь. Справедливости ради, можно отметить, что один Таганрогский историк и краевед- П.П. Филевский в своей работе «История города Таганрог» о старце упомянул: «…, нельзя не упомянуть о прихожанине её «церковь святого Николая» Павле Павловиче Стожкове, дворянин Черниговской губернии, который, будучи человеком глубоко религиозным, посвятил свою жизнь, всецело, служению богу. Он сгруппировал около себя и других религиозных энтузиастов обоего пола, которые составили под его авторитетом братство не официальное, не гласное, но искреннее, но полное живого участия друг к другу, где бы и в чем бы это не случилось. Более всего браться и сестры служили благолепию храмов. Павел Павлович постоянно заказывал службы, в особенности в бедных церквах, отсылал просфоры, масло для лампад и прочее. Он умер в 1879г. и могила его стала святыней для его преданных почитателей [5]. Люди невежественные, как это всегда бывает, не могли не извратить доброе имя сего почтенного человека и доброго христианина, и стали брать землю с его могилы от лихорадки, и рассказывали разные небылицы. И это - всё, со стороны официальных историков. Все остальное сохранилось в памяти народа, в т.ч. и небылицы о земле, которую берут с могилы старца по сей день. Чего нельзя сказать о старце Федоре Кузьмиче.

            Этот человек вниманием историков не был обделен, о нем писали историки, писатели – Лев Толстой, великие князья и очень многие люди, которые интересовались судьбой Александра 1. Связывали или наоборот отрицали сходство между Александром 1 и Федором Кузьмичом. Но так как нам теперь известно, что старец Павел Таганрогский и Александр1 одно и то же лицо, то остается выяснить кто такой Федор Кузьмич Томский?

            Фёдор Кузьмич (Феодор Томский, Феодор Козьмич; 1776 (1777) — 20 января (1 февраля1864Томск) — старец, живший в Сибири в XIX веке.

Согласно романовской легенде, возникшей в середине XIX века ещё при жизни старца, считается императором Александром I, инсценировавшим свою смерть и ставшим скитальцем. Вопрос о тождественности Фёдора Кузьмича с российским императором историками однозначно не решён.

Фёдор Кузьмич за своё подвижничество в 1984 году канонизирован Русской православной церковью в лике праведных в составе Собора Сибирских святых. [1]

Данные о ранних годах жизни Фёдора Кузьмича отсутствуют. Первое известие о нём относится к 4 сентября 1836 года: он проезжал на лошади, запряжённой в телегу, в неизвестном направлении через Кленовскую волость Красно-уфимского уезда Пермской губернии.[1] Фёдор остановился у кузницы подковать лошадь, вызвал своим поведением и уклончивыми ответами подозрения у кузнеца, который доложил о нём властям.[2]

Старец был задержан как бродяга, на его спине были следы ударов кнутом, каких-либо документов при себе он не имел. 10 сентября его дело было рассмотрено судом: задержанный назвался шестидесятилетним Фёдором Козьмичем Козьминым (после этого данная фамилия, как и какая-либо другая, старцем никогда не называлась), не смог назвать своего происхождения.[3] По возрасту он был непригоден для отдачи в солдаты и поэтому, как бродяга, получил 20 ударов кнутом и был сослан в Сибирь. Приговором Фёдор Кузьмич был доволен, но заявил, что он неграмотен (хотя последующие факты свидетельствуют об обратном) и попросил расписаться за него мещанина Григория Шпынёва.

13 октября 1836 года с 43-й партией ссыльных он был направлен по этапу в Мариинский уезд Боготольской волости Томской губернии. За время пути по этапу Фёдор расположил к себе заключённых и конвоиров, проявляя заботу о слабых и больных. Старец был единственным арестантом, которого не заковали в кандалы. В материалах Томской экспедиции о ссыльных сохранилось описание внешности Фёдора Кузьмича: рост 2 аршина и 6 с 3/4 вершков[4], глаза серые, волосы на голове и бороде светло-русые с проседью, кругловатый подбородок, на спине — следы от побоев кнутом [1] (рост 2 аршина и 6 с 3/4 вершков это приблизительно 1 метр 75 см.). 26 марта 1837 года партия ссыльных прибыла в Томск, откуда Фёдор Кузьмич был направлен дальше к месту ссылки. Старца приписали к деревне Зерцалы, но поселили при Краснореченском винокуренном заводе, где он прожил пять лет. Из-за возраста старца не привлекали к принудительным работам. Известно, что местный казак Семён Сидоров, видя склонность старца к уединению, построил ему келью-избушку в станице Белоярской.     

Обретя свободу перемещения, Фёдор начал странствовать по деревням Мариинского уезда. Источником его дохода было обучение детей (грамоте, Священному Писанию, истории), в качестве платы Фёдор Кузьмич брал только пищу, отказываясь от денег.[3] Старца начали почитать за праведную жизнь, обращались к нему за советами по различным житейским вопросам. В этот же период возникает легенда о его царственном происхождении.

К первым сообщениям о его тождестве с императором Александром I относятся:[6] в доме казака Сидорова, приютившего старца, появился казак Березин, долгое время служивший в Петербурге, в Фёдоре Кузьмиче он опознал покойного императора; в начале XX века появилось свидетельство казака Антона Черкашина, который сообщал, что местный священник Иоанн Александровский, сосланный в Сибирь из Петербурга, также опознал в старце царя и утверждал, что не мог ошибиться, так как неоднократно видел Александра I в столице; известное по рассказу казака Сидорова высказывание Фёдора Кузьмича, которое было расценено как наличие у него связей в петербургском обществе:

Вспоминая однажды в разговоре Красноярск и его начальство и будучи чем-то недоволен, старец сказал: «…Стоит мне только гаркнуть слово в Петербурге, то весь Красноярск содрогнётся от того, что будет».[2]

             Это высказывание как минимум говорит о том, что в Петербурге знали настоящее имя старца Федора.

Ряд исследователей сообщает об обширной переписке, которую вёл Фёдор Кузьмич. В числе его корреспондентов называют барона Дмитрия Остен-Сакена, в имении которого в Прилуках (Киевская губерния) долгое время якобы хранились письма старца, но затем они бесследно исчезли  (Барон Дмитрий Ерофеевич Остен-Сакен – член Государственного Совета, заведующий военными поселениями на юге России. Отличался большой набожностью и глубокой верой в Бога… Предан службе, привержен дисциплине и рыцарской чести. Запомним, далее это нам пригодится.)  Также сообщается о переписке Фёдора Кузьмича с императором Николаем I, которая велась с помощью шифра.

            Жители села Зерцалы в начале XX века хранили у себя в часовне якобы оставленные Фёдором ЕвангелиеПечерскую икону Божией Матери и «раскрашенный вензель на бумажном листе, изображающий букву „А", с короной над ней и летающим голубком вместо горизонтальной перемычки в букве».[6] Параллельно растёт популярность старца как обладателя дара чудотворения (описаны истории разоблачения им беглого каторжника-убийцы, исцеления больного священника, предсказания счастливого брака и т. п.). В образованном старце с аристократическими манерами жители сибирских деревень видели личность с благородным прошлым и спрашивали об этом старца. По воспоминаниям, он давал следующий уклончивый ответ: Я сейчас свободен, независим, покоен. Прежде нужно было заботиться о том, чтобы не вызывать зависти, скорбеть о том, что друзья меня обманывают, и о многом другом. Теперь же мне нечего терять, кроме того, что всегда останется при мне — кроме слова Бога моего и любви к Спасителю и ближним. Вы не понимаете, какое счастье в этой свободе духа. [1]

Стоит обратить внимание на завистников дело в том, что должность императора наследственная, а значит недосягаема. Завидовать, конечно, можно, но только в ущерб себе. Этим выражением старец Федор отрицает свое царское происхождение. Особо им отмечался день памяти князя Александра Невского, небесного покровителя императора Александра I. В этот день он посещал своих знакомых Анну и Марфу, которые готовили праздничный обед, после которого старец рассказывал: «Какие торжества были в этот день в Петербурге — стреляли из пушек, развешивали ковры, вечером по всему городу было освещение, и общая радость наполняла сердца человеческие…». Известны также рассказы старца о событиях Отечественной войны 1812 года, о жизни Петербурга, воспоминания об АракчеевеСуворовеКутузове. [1]

Свидетельствует историк А. Валлоттон- вскоре общее мнение сошлось на том, что Федор Кузьмич был внуком Екатерины 2, сыном Павла 1. Однако, когда его спрашивали о происхождении или о прошлом, он прерывал собеседника и с улыбкой говорил: «Я лишь воробышек, перелетная птичка!»[4]. Тем не менее, Этот странный «воробышек» охотно рассказывал о компании 1812г. и особенно, о вступлении русских войск в Париж. Однако, он совершил любопытную ошибку: по его словам, слева от царя Александра тогда скакал на коне Меттерних, хотя глава австрийской дипломатии не присутствовал на этой памятной церемонии и прибыл в Париж, только через несколько дней. Если бы, как говорили, действительно был Александром 1, то он, конечно же, вспомнил бы, что при вступлении армии в Париж 31 марта 1814г. справа от него был прусский король, а с лева генерал Шварценберг. 20 января 1864г. Федор Кузьмич скончался так и назвав своего настоящего имени. На его могиле поставили крест с надписью: «Здесь покоится прах великого и благословенного старца Федора Кузьмича».

Впоследствии титул «Благословенный» данный царю за победу над Наполеоном, был стерт по приказу Томского губернатора. Невозможно привести мнение всех историков, изучивших жизнь Александра 1 о, так называемой, подмене праха царя в Таганроге. Ограничимся лишь несколькими цитатами. Посол Франции в России Морис Палеолог писал по этому поводу: «Главный биограф Александра, получив от венценосного племянника, Николая 2, дозволение исследовать секретные архивы дома Романовых, вначале признавал совпадение личности Федора Кузьмича и Александра. И вдруг под надуманными?, не убедительными?, предлогами он отказался от своего мнения, как будто подчиняясь полученному сверху, приказу».  Сам Палеолог «скорее был склонен считать, располагая доступными в то время данными, что появление Федора Кузьмича не имело ничего общего с Таганрогской трагедией», Прибавляя при этом, что «Кончина царя окружена непроницаемой тайной».

            Мы доподлинно знаем сегодня, что великий князь Николай Михайлович… Действовал против своих убеждений, приняв официальную версию смерти своего двоюродного деда. В личном разговоре с великим князем Дмитрием и другими друзьями, он признавался (как это сделал и лучший историк той эпохи генерал Шильдер), что в данном случае он подчиняется прямому приказанию, правившего тогда царя. Как можно поверить в то, что с момента исчезновения Александра 1 и до появления 11 лет спустя старца Федора Кузьмича император мог, где-то прятаться и жить неузнанным? А он и не прятался, а просто жил в Таганроге неузнанным, под именем старца Павла. Более того, выходит, что все правившие после Александра 1 государи- Николай 1, Александр 2, Александр3, Николай 2, - молча сносили то, что какой-то неизвестный солдат, наряженный в мундир с царскими регалиями, покоился рядом с прахом Петра Великого, Императрицы Елизаветы 2, Екатерины Великой? Трудно поверить, что они могли терпеть подобное святотатство. Они и не терпели, зная, что гроб пуст и никакого святотатства нет.

            В период странствий по Томской губернии он познакомился с купцом Семёном Феофановичем Хромовым, который в 1858 году уговорил его переселиться к нему в Томск. Фёдор Кузьмич проживал на загородной купеческой заимке (в настоящее время посёлок Хромовка) или в самом городе во флигеле дома Хромова на Монастырской улице (современная ул. Крылова). В Томске Фёдор регулярно посещал церковные службы в домовой церкви архиерейского дома, а позднее в церкви Казанской иконы Пресвятой Богородицы. На службах старец занимал место в стороне, ближе к двери и на предложение Томского епископа Порфирия молиться в его моленной рядом с алтарём ответил отказом.

            Известно также, что он бывал на исповеди у будущего томского епископа Парфения (Попова) и Томских иеромонахов Рафаила и Германа. Они утверждали, что знают, кто он, но отказывались разгласить тайну исповеди. Старец отличался простотой быта: летом носил белую рубашку из деревенского холста и шаровары, зимой надевал длинный тёмно-синий халат или сибирскую доху, на ногах носил чулки и кожаные туфли. Спал на доске, обтянутой холстом. Имел репутацию постника, не любил жирной и вкусной пищи, питался в основном сухарями, вымоченными в воде, но не отказывался и от мяса. Старец много времени проводил в молитвах, после смерти обнаружилось, что его колени покрыты толстыми мозолями от длительного стояния на них. Стоит отметить, что у старца Павла после его смерти, обнаружились такие же толстые мозоли на его коленях.

Незадолго до смерти Фёдор Кузьмич посетил казака Семёна Сидорова, а затем вернулся в Томск, где прожил некоторое время, страдая от некой болезни. Перед смертью его посетил для исповеди отец Рафаил из Алексеевского монастыря. Сообщается, что на исповеди старец отказался назвать имя своего небесного покровителя («Это Бог знает»), а также имена своих родителей («Святая Церковь за них молится»).[1] Сохранился известный  со слов купца Хромова его разговор с Фёдором Кузьмичом накануне его смерти:

«Благослови, батюшка, спросить тебя об одном важном деле».

«Говори. Бог тебя благословит», — ответил старец.

«Есть молва, — продолжал Семён Феофанович, — что ты, батюшка, не кто иной, как Александр Благословенный… Правда ли это?…»

Старец, услышал эти слова, стал креститься и говорит: «Чудны дела Твои, Господи… Нет тайны, которая бы не открылась».

И попросил его схоронить его – просто (без торжественности).  Старец Федор понял, что со временем все станет известно и не приписывал себе того, что ему не принадлежит.  Скончался Фёдор 20 января 1864 года, согласно метрической записи 80-ти лет от роду. Был похоронен в ограде Богородице-Алексеевского мужского монастыря. На второй день после смерти старца был сделан его карандашный портрет на смертном одре (при жизни Фёдор отказывал в написании своего портрета). В1866 году по инициативе купца Хромова был написан карандашный портрет старца, имевшего схожие черты лица с императором Александром I, но не совпадающие с лицом старца, нарисованным сразу после его смерти.

Одна из легенд дома Романовых гласит, что Фёдор Кузьмич — это император Александр I, скоропостижная смерть которого в Таганроге породила в народе массу слухов. Один из слухов сообщал, что «государь бежал под скрытием в Киев… [1]

В этой связи, вспомним воспоминания Таганрогского мещанина Степана Федоровича Иващенко «О киевской лавре», о которых мы говорили в начале. Воспоминания дочери купца Хромова, у которого жил последние годы старец Фёдор. Среди них упоминается следующее:[1]

Однажды летом (мы жили в Томске, а старец у нас на заимке, в четырёх верстах от города) мы с матерью (Хромовой) поехали на заимку к Фёдору Кузьмичу; был солнечный чудный день. Подъехав к заимке, мы увидели Фёдора Кузьмича гуляющим по полю по-военному руки назад и марширующим. Когда мы с ним поздоровались, то он нам сказал: «Паннушки, был такой же прекрасный солнечный день, когда я отстал от общества. Где был и кто был, а очутился у вас на полянке»

 

            А вот как описал день смерти Александра 1 Таганрогский историк П.П. Филевский.

…Между тем, наступило утро 19 ноября; оно было хмурое, сырое и ветреное;  вся площадь перед дворцом была покрыта народом, который после ежедневно совершаемых молитв о здравии царя приходил узнать о состоянии здоровья своего дорогого гостя и царя… мирно и спокойно испустил свой последний вздох этот добрый сердцем государь 19 ноября в 10 часов и 47 минут… [5]

И скажите мне, где здесь прекрасный солнечный день?

В другой раз, еще в селе Коробейникове до переезда к Хромовым, та же Анна Семеновна, приехав к Кузьмичу с отцом, застала у старца необычных гостей: он провожал из своей кельи молодую барыню и молодого офицера в гусарской форме, высокого роста, очень красивого. Он показался Хромовым "похожим на покойного наследника Николая Александровича"... Пока они не исчезли друг у друга из виду, они все время друг другу кланялись. Проводивши гостей, Федор Кузьмич вернулся сияющий и сказал Хромову: "Деды-то как меня знали, отцы-то как меня знали, а внуки и правнуки вот каким видят".

После смерти старца купец Хромов разбирал оставшиеся после него вещи. Среди них им якобы были обнаружены: документ о бракосочетании императора Александра I: «толстый лист синеватого цвета, где часть слов была отпечатана типографским способом, а часть написана от руки. Внизу листа находилась белая печать с изображением церкви»;[6]

Небольшое резное распятие из слоновой кости; цепь ордена Андрея Первозванного; нарисованный вензель в виде буквы «А»; псалтырь с надписью: «Сей псалтырь принадлежит Саранской Петропавловской обители рясофорному монаху Алексею Золотареву». Итак, в Томске под видом смиренного отшельника жил и умер человек, по-видимому, добровольно спустившийся в среду отверженных ссыльных, с каких-то высот общественного строя … Князь В.В. Барятинский.

            На этот вопрос пытались ответь многие люди, я не буду перечислять всех поименно только воспроизведу высказывание Л.Н. Толстого «…пускай исторически доказана невозможность соединения личности Александра и Кузьмича, легенда остаётся во всей своей красоте и истинности». [1] Но так, как мы уже знаем из очерка «Северный сфинкс, не разгаданный до гроба» то сразу возникает понимание того, что человека, который спустился с каких-то высот под именем Федора Кузьмича, надо искать в окружении Александра 1, и вот почему:

Старец Федор знает придворную жизнь, к нему едут высокопоставленный люди того времени, его посещает император. После старца остаются вещи, косвенно указывающие на связь с Александром1. В окружении Александра 1 такого человека долго искать не надо, это его друг, доверенное лицо, которому Александр оставлял чистые бланки за своей подписью и печатью. Девиз этого человека: «Без лести предан». Имя этого человека Аракчеев Алексей Андреевич, и вот почему? 

Просмотров: 1682 | Добавил: Андрей_Возыка | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 1
0
1 Юлия   [Материал]
89039641999

Имя *:
Код *: